Побочные явления кодирования

За последние 15 лет в наркологической и частично в общей практике необычайно широкое распространение получили методики косвенного или опосредованного внушения. В целом все они относятся к эмоционально-стрессовой психотерапии. Общим для всех этих методик является подавление влечения к алкоголю, наркотикам, курению, перееданию и пр. за счет формирования у пациента стойкого опасения обязательного возникновения тяжелых расстройств здоровья вплоть до смерти в случае нарушения внушенного запрета. В погоне за эффектом новизны эмоционально-стрессового воздействия изобретаются бесчисленные варианты методик.

Действительно, при употреблении алкоголя в большинстве случаев возникают разнообразные, иногда весьма тяжелые функциональные расстройства. Не останавливаясь на их подробном описании, уточним лишь, что большую часть этих расстройств можно квалифицировать как острые депрессивные реакции и состояния. Их выраженность колеблется от некоторой тревожности, умеренных соматических дисфункций до грубых, опасных для жизни вегетативных нарушений, расстройств сознания, функциональных параличей.

В отличие от этих расстройств, возникающих после употребления «запрещенного» алкоголя и являющихся как бы «запрограммированными», нередко непосредственно после проведенного сеанса развиваются разнообразные, также функциональные нарушения. Их отличительными особенностями являются непредсказуемость появления и большое разнообразие клинической картины. Условно их можно собрать в 2 группы: расстройства с преобладанием изменений поведения и с преобладанием функциональных локальных или генерализированных нарушений. В первой группе преобладают расстройства настроения. В основном это постоянно повышенная раздражительность с оттенком дисфории и даже агрессии.

Больные становятся мелочными, придирчивыми, постоянно провоцируют конфликты, не терпят малейших возражений. В их поведении немало демонстративного: подчеркнуто много работают, упрекая окружающих в безделии, начинают рьяно копить деньги, экономя на пустяках, обвиняя родственников и сотрудников в расточительстве. Часто эти больные совершенно нетерпимы к употреблению алкоголя другими, становятся, так сказать, «большими католиками, чем Папа Римский», заставляют своих сотрудников пройти противоалкогольное лечение. В период антиалкогольной кампании многие из этих больных были самыми безжалостными гонителями пьяниц.

Следующее по частоте расстройство поведения получило название «Зомби». Сразу же после проведенного лечения весь облик больных резко изменяется: они становятся вялыми, безынициативными, монотонными, легко подчиняемыми. Со стороны они часто напоминают марионеток, чем вызывают жалостливое удивление и насмешки у окружающих. Часто это особенно бросается в глаза, так как резко контрастирует с их обликом до лечения, когда они были оживленными, синтонными, общительными. Как в предыдущих, так и в этих случаях больные редко осознают свое изменение, а возникшую апатичность объясняют разными обстоятельствами.

Весьма любопытный феномен обнаруживается у некоторых больных практически немедленно после проведенного лечебного сеанса. Мы назвали его «Запертая кошка». По аналогии с домашней кошкой, требующей немедленного освобождения, если ее насильно закрыть, пациенты испытывают состояние, напоминающее клаустрофобию. У них возникают необъяснимая тревога, дискомфорт, сильное и неопределенное желание немедленно что-то изменить. Одна пациентка сразу же после сеанса кодирования отметила у себя ощущение постоянного опоздания куда-то.

Это было так мучительно, что она не могла ничем заниматься. Назначенные транквилизаторы не помогали даже в высоких дозах. Другой больной сообщил, что в первые же минуты после кодирования он почувствовал, что перед ним как будто захлопнули дверь и ему необходимо немедленно вырваться. После этого длительное время держалось тревожное состояние, не снимаемое медикаментами. Прямым следствием таких состояний является немедленное употребление спиртных напитков. Больные с удивлением рассказывают, что, выйдя на улицу после лечебного сеанса, они испытывают сильное желание выпить.

Во второй группе, как указывалось, преобладали различные функциональные нарушения. Чаще всего наблюдались расстройства сексуальной функции у мужчин, в основном в виде снижения сексуального влечения. Первое время больные относились к этому спокойно, радуясь отсутствию тяги к алкоголю, однако в дальнейшем эти расстройства крайне тяготили больных, обрастали дополнительными невротическими комплексами. В дифференциальном плане эти нарушения потенции следует отличать от похожих нарушений, также возникающих в период алкогольной ремиссии, но связанных с изменением образа жизни больных, с отсутствием стимулирующего действия алкоголя как на психическом, так и на биохимическом уровнях. Главным отличием является почти полное отсутствие сексуального влечения, возникающее непосредственно после эмоционально-стрессового воздействия.

К другим, более редко встречающимся расстройствам следует отнести потерю аппетита или, наоборот, обжорство, постоянную жажду, резкую потерю веса. Один пациент астенического телосложения после трех кодирований каждый раз в течение месяца терял в весе около 15 кг, при этом сохранялся обычный аппетит. Некоторые пациенты сразу же после сеанса жалуются на резкую слабость, адинамию. У других также после сеанса возникали различные боли. В основном боли отмечаются в области головы, мышц ног и суставов. Один из пациентов жаловался на постоянные боли в каждом, даже самом мелком суставе, малейшее движение было болезненным. Иногда неприятные ощущения довольно вычурны, например, мурашки по всему телу, покалывание в пятках, как будто избит палками. Прием препаратов, включая анальгетики, почти не помогает.

Частоту возникновения всех перечисленных расстройств определить сложно. Во-первых, сеансы опосредованной психотерапии проводятся обычно однократно, после чего связь пациента с врачом прерывается. Во-вторых, далеко не все больные сразу же обнаруживают у себя эти расстройства. При небольшой их выраженности многие пациенты как бы сживаются с ними и в течение долгого времени не обращаются к врачу. Наконец, некоторые нарушения постепенно проходят. По приблизительным подсчетам, побочные расстройства наблюдаются в пределах 5-10% от общего числа проведенных психотерапевтических воздействий. Однако, учитывая весьма широкое распространение таких методик, как «кодирование», введение препаратов типа «Торпедо», абсолютное число побочных явлений, по-видимому, весьма велико.

Медикаментозная и психотерапевтическая коррекции указанных расстройств далеко не всегда дают хорошие результаты. При поддержании контакта с больными и их родственниками иногда удается сгладить остроту этих нарушений с помощью подбора психотерапевтических приемов в большей степени, чем с помощью медикаментов. Это возможно, например, при описанных болях. В приведенном выше случае специально проведенная психотерапевтическая процедура, напоминающая по технике исполнения проводившееся больному кодирование, почти мгновенно устранила болевой синдром.

Характерно, что почти все перечисленные расстройства исчезали почти сразу после так называемого «раскодирования», «нейтрализации» введенных несовместимых с алкоголем препаратов или при спонтанном «несанкционированном» возобновлении употребления алкоголя. Иногда эти внезапные выздоровления производят впечатление чуда. Так, например, один пациент 45 лет после проведенного кодирования 5 лет не употреблял алкоголь, но сразу же утратил половое влечение и полностью прекратил сексуальные контакты. Утрата влечения была настолько глубокой, что пациент даже не обращался к сексопатологам, считая, что просто наступили необратимые возрастные изменения. По истечении установленного 5;летнего запрета сразу же возобновил массивное употребление алкоголя и одновременно восстановил нормальную сексуальную активность.

Механизм описанных расстройств сложен и практически не изучен. По-видимому, главную роль в подавлении влечения к алкоголю после сеансов кодирования и прочих схожих методик играет процесс вытеснения, переводящий влечение в область бессознательного. В качестве своеобразного «замка», препятствующего его актуализации, выступает подсознательный запрет, цензура по З. Фрейду. Чем жестче проведенная методика, чем больше внушаем пациент, тем прочнее запрет. Это подтверждается полным отсутствием влечения к спиртному у больных с продолжительным стажем алкоголизма даже в весьма провоцирующих ситуациях.

Интенсивность влечения к психофизиологическим эффектам алкоголя, к «алкогольному» образу жизни у многих пациентов настолько велика, что может быть сравнима с сексуальным влечением, а иногда и превосходить его. Поэтому в случаях, где терапия строится не на комплексных лечебных мероприятиях, постепенно корригирующих личность, нормализующих систему ценностей, а на сильных одномоментных воздействиях, требуется внушение витальной угрозы. Только она, а не барьеры, лежащие в области морально-этических норм, способна надежно конкурировать с этим влечением. Исключением являются отдельные, сравнительно редкие случаи, когда одномоментное подавление влечения происходит под воздействием экстремальной ситуации.

Факторы, способствующие появлению описанных расстройств, недостаточно точно изучены. К ним, естественно, относятся особенности личности, длительность заболевания, степень алкогольной деградации, интенсивность эмоционально-стрессового воздействия и пр. Вместе с тем проведенный анализ показывает, что для развития побочных расстройств и осложнений наиболее существенно нежелание больных на самом деле полностью отказаться от употребления алкоголя.

В стационаре клиники «Хелпер» оплата принимается как наличными деньгами, так и пластиковыми картами

В стационаре клиники «Хелпер» оплата принимается как наличными деньгами, так и пластиковыми картами